Category: происшествия

lastochka

"Прощай, лазурь Преображенская..."

Почти во всей  украинской френд-ленте - горестные записи о гибели писателя Олеся Ульяненко (яркая фигура современной украинской литературы, 48 лет).   Здесь  (блог  Виктории Стах) и во множестве других интернет-дневниках и на блогах.

... Тяжелый в этом году август.
А сегодня - "Шестое августа по-старому":

Как обещало, не обманывая,
   Проникло солнце утром рано
   Косою полосой шафрановою
   От занавеси до дивана.

   Оно покрыло жаркой охрою
   Соседний лес, дома поселка,
   Мою постель, подушку мокрую
   И край стены за книжной полкой.

   Я вспомнил, по какому поводу
   Слегка увлажнена подушка.
   Мне снилось, что ко мне на проводы
   Шли по лесу вы друг за дружкой.

   Вы шли толпою, врозь и парами,
   Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
   Шестое августа по старому,
   Преображение Господне...

   И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
   Нагой, трепещущий ольшаник
   В имбирно-красный лес кладбищенский,
   Горевший, как печатный пряник.

   В лесу казенной землемершею
   Стояла смерть среди погоста,
   Смотря в лицо мое умершее,
   Чтоб вырыть яму мне по росту.

   Был всеми ощутим физически
   Спокойный голос чей-то рядом.
   То прежний голос мой провидческий
   Звучал, нетронутый распадом:

"Прощай, лазурь Преображенская
   И золото второго Спаса,
   Смягчи последней лаской женскою
   Мне горечь рокового часа.

   Прощайте, годы безвременщины.
   Простимся, бездне унижений
   Бросающая вызов женщина!
   Я - поле твоего сраженья.

   Прощай, размах крыла расправленный,
   Полета вольное упорство,
   И образ мира, в слове явленный,
   И творчество, и чудотворство".

   Борис Пастернак



lena

Разминированная память. Об одном украинском романе.

Отослала обещанную статью в "толстый" литературный московский журнал. Надеюсь, серьезной редактуре и сокращениям она не подвергнется (да и я не позволю :)
А пока размещаю ее тут для Вас, дорогие френды. Знаю, что не всем понравится. Не понравится, прежде всего, ругателям этого романа Оксаны Забужко, да и не только им... Ладно. Не боюсь :) Читайте!

РАЗМИНИРОВАННАЯ   ПАМЯТЬ

 

Елена Мариничева

 

В Киеве вышел новый роман Оксаны Забужко "Музей покинутих секретiв"("Музей брошенных секретов"). По степени горячности обсуждения романа в Украине (а о нем много говорят и пишут сейчас лит.критики, политики, сетевые блоггеры, просто читатели) выход "Музея" – настоящее событие для литературной и окололитературной украинской общественности. Причин тому много. Это

Collapse )
lastochka

Андрей Тарковский: "...Горе и тоска будут разрушены"

 4-го апреля -   день рождения Андрея Тарковского. Его фильмы я готова смотреть бесконечно.  Особенно "Зеркало", тональность которого не могу воспринимать без необъяснимых слёз...
О книге "Мартиролог"(череда страданий) - личном дневнике режиссёра - я уже писала однажды. Напишу немного и сегодня:

Collapse )
На этих финальных кадрах из "Зеркала" многое - время! -  спутано: молодая Мать (Маргарита Терехова) слышит вопрос Отца(Олег Янковский): "Ты кого хочешь, мальчика или девочку?" Молчит в ответ. Смотрит вдаль, где она же,  только уже старая ( Мария Ивановна Вишнякова, мама Андрея, сыгравшая здесь саму себя) уводит маленьких Андрея и Марину (сестру) через луг и поле, куда-то вдаль, за деревья...Человек еще не родился, жизнь еще не началась, но она уже длится, длится...Как и в наших снах, в наших воспоминаниях, в наших"зеркалах", где отражаются любимые и далекие, исчезающие в неумолимом времени родные лица.



Не хотела говорить об этом (очень трудно и невыразимо горько), но всё же скажу (Тарковский помог). Эту сегодняшнюю свою запись посвящаю памяти Максима Мареева (Макса) - студента МИФИ, однокурсника ближайшего друга моего младшего сына. Максим погиб на станции метро "Лубянка" во время взрыва в метро ровно неделю тому назад.
lena

Девотченко и Шевчук

1.Известный артист, лауреат Государственной премии России Алексей Девотченко призвал своих коллег
"-НЕ принимать участия в съемках заведомо ура-патриотических,шовинистических,антисемитских и восхваляющих Сталина кинокартинах и телесериалах,
-НЕ принимать участия в записи закадрового текста к официозным,пропагандистским и агитационным документальным фильмам и роликам,
-НЕ участвовать ни в каких театрализованных праздниках,организуемых Кремлем, Смольным,Единой Россией и т.п.
-НЕ принимать участия в передачах лживых и тенденциозных телеканалов-1,РТР,НТВ,ТВЦ
-НЕ являться на великосветские приемы и банкеты с участием "слуг народа"
- НЕ принимать участия в правительственных концертах всех уровней и уж тем более-в корпоративных праздниках таких монстров,как ФСБ, МВД, ЛУКОЙЛ,ГАЗПРОМ и т.д.
-НЕ принимать участия в поздравлениях градоначальников по случаю именин,юбилеев,рождения внуков и т.д.
- НЕ давать интервью путинско-медведевским печатным СМИ.
"
из блога Алексея Девотченко:
http://aldevot.livejournal.com/36950.html
Об этом также здесь: www.echo.msk.ru/news/662265-echo.html

2.Рок-музыкант Юрий Шевчук - о русском роке и русской жизни. Запись сделана на вчерашнем
концерте в Москве. Видео отсюда: novayagazeta.livejournal.com/176569.html

lena

Наум Коржавин - Иосифу Бродскому. Латвия/Украина.

Эти стихи написаны Наумом Коржавиным (русским поэтом, родившимся в Киеве) раньше, чем остро обсуждавшееся вчера (да и не только вчера!)  "На независимость Украины" Иосифа Бродского. Так что, конечно, это не прямой ответ. Просто пример - ДРУГОГО подхода и ДРУГОГО отношения.: 



 Наум Коржавин

БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ В РИГЕ
Кто на кладбище ходит, как ходят в музеи,
А меня любопытство не гложет — успею.
Что ж я нынче брожу, как по каменной книге,
Между плитами Братского кладбища в Риге?

Белых стен и цементных могил панорама.
Матерь-Латвия встала, одетая в мрамор.
Перед нею рядами могильные плиты,
А под этими плитами — те, кто убиты.—
Под знаменами разными, в разные годы,
Но всегда — за нее, и всегда — за свободу.

И лежит под плитой русской службы полковник,
Что в шестнадцатом пал без терзаний духовных.
Здесь, под Ригой, где пляжи, где крыши косые,
До сих пор он уверен, что это — Россия.

А вокруг все другое — покой и Европа,
Принимает парад генерал лимитрофа.
А пред ним на безмолвном и вечном параде
Спят солдаты, отчизны погибшие ради.
Независимость — вот основная забота.
День свободы — свободы от нашего взлета,
От сиротского лиха, от горькой стихии,
От латышских стрелков, чьи могилы в России,
Что погибли вот так же, за ту же свободу,
От различных врагов и в различные годы.
Ах, глубинные токи, линейные меры,
Невозвратные сроки и жесткие веры!

Здесь лежат, представляя различные страны,
Рядом — павший за немцев и два партизана.
Чтим вторых. Кто-то первого чтит, как героя.
Чтит за то, что он встал на защиту покоя.
Чтит за то, что он мстил,— слепо мстил и сурово
В сорок первом за акции сорокового.
Все он — спутал. Но время все спутало тоже.
Были разные правды, как плиты, похожи.
Не такие, как он, не смогли разобраться.
Он погиб. Он уместен на кладбище Братском.

Тут не смерть. Только жизнь, хоть и кладбище это...
Столько лет длится спор и конца ему нету,
Возражают отчаянно павшие павшим
По вопросам, давно остроту потерявшим.
К возражениям добавить спешат возраженья.
Не умеют, как мы, обойтись без решенья.

Тишина. Спят в рядах разных армий солдаты,
Спорят плиты — где выбиты званья и даты.
Спорят мнение с мнением в каменной книге.
Сгусток времени — Братское кладбище в Риге.

Век двадцатый. Всех правд острия ножевые.
Точки зренья, как точки в бою огневые.
1962