Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

lastochka

(no subject)

Блестящая лекция. Профессор МГИМО  Валерий Соловей рассказывает о принципах и способах медиа-манипулирования, в частности, на российском тв,  - на примере освещения событий в Украине. Вселяет оптимизм. Почему? Я считала и считаю, что рос. тв  (гос.каналы) - это сейчас здесь оружие массового поражения, с немалыми, кстати, жертвами: поговорите об Украине (а лучше не рискуйте) с соседями, знакомыми, некоторыми недавними товарищами...  Трагично, да?  Но в этой лекции наглядно и не без юмора показывается, что ж-ж-жуткое и властное (над согражданами) тв - это разбирающийся на шурупчики инструмент манипулирования. И защита от него есть.

за ролик спасибо olena nekora

lastochka

МГУ. Клятва краснодипломников и др.

Были на вручении младшему сыну красного диплома МГУ. Отличникам физфака велели явиться за полтора часа до начала церемонии. Как оказалось, для... репетиции. А именно, - чтоб выучились стоять смирно и не запинаясь повторяли за ведущим слова "Клятвы выпускника". Среди клятвенных обещаний были странные:
Collapse )
lastochka

Таня Малярчук "Aurelia aurita". Новая публикация на русском.

ТАНЯ МАЛЯРЧУК
с украинского

Aurelia aurita  (Медуза- лат)



...Белла заходит по пояс в воду и ждет. Вода голубая и теплая. Белла видит сквозь нее свои пальцы на ногах, видит крошечных мальков форели. Они крутятся вокруг Беллиных ног, легонько, едва ощутимо покусывают, но Белле это приятно.

— Вы готовы? — вдруг слышит его голос

— Да, — отвечает.

— Как сегодня будем плавать — кролем или собачкой?

— Если можно — собачкой... Я, знаете, больше люблю собак.

Он едва заметно улыбается. Но ему нельзя улыбаться. Он учитель. Серьезный учитель. Снова я сказала глупость, думает Белла.

— Пойдем на более глубокую воду, — говорит он.

— Я боюсь.

— Не нужно бояться. На мелководье вы никогда не научитесь плавать, всегда будете бояться. Пойдем.

Белла делает шаг вперед. Вода уже по грудь. Еще один шаг — по шею.

— Я боюсь. Я дальше не пойду.

— Вы не утонете. Я рядом.

— Я не боюсь утонуть.

— А чего вы боитесь?

Вас, думает Белла, но вслух ничего не произносит.

Полностью здесь:
http://magazines.russ.ru/druzhba/2010/8/ma10.html

Это рассказ из книги Тани "Зверослов". Напомню, что один рассказ из той же книжки - "Ворон" -  уже опубликован на русском в журнале "Новая Юность": magazines.russ.ru/nov_yun/2009/4/ma3.html
Ну и "Новый мир"(там  переводная  проза Малярчук появилась впервые) не раз помещал рассказы и эссе Тани.
lastochka

Вечер вчерашнего дня

Вчера я была абсолютно счастлива. Позвонили мама с сестрой и веселыми голосами позвали "просто в гости". Маме - за 80, сестра - давно и  грустно болеет. Но именно вчера я поехала к ним не за тем, чтобы "спасать", или вызывать врачей, или укладывать одну из них в больницу (в последнее время такое случается все чаще), внутренне сжимаясь по дороге от тревоги и беспокойства, - а просто так, "в гости". И какое же это счастье, когда родные руки ставят перед тобой тарелку с  вкусно, "как в детстве" приготовленной снедью, да еще норовят подложить кусочек получше, и как в детстве можно даже "не слушаться", и видеть не искаженные болью, а сияющие  дорогие лица. Шатающийся мир, в котором и так "все держится едва", обретает устойчивость и равновесие, и, кажется, что так будет всегда..."Сглазить" не боюсь, все "сглажено" давно, тревога и беспокойство о них  для меня - норма . Но бывают  и такие вечера и дни как вчера. И тогда " я тихо шепчу: "Благодарствуй, Ты больше, чем просят, даешь"... Привезла им   фотки своих  запорожских школьных друзей: вот какими они были, вот какими стали.  Ахали, охали, смеялись, вспоминая те времена, когда мы с сестрой были школьницами, а мама- молодой женщиной. Вот такой, как на этом снимке  ( Я - та, что с бантом :)) .







Оля Рая Лена

 




lena

"2-я школа". Владимир Овчинников. Юбилей.

В Москве есть несколько знаменитых школ. Их немного, но их знают все, и родители - кто в курсе- жаждут видеть своих детей учащимися этих школ. "Вторая школа" - из них "самая-самая". И ее директор - Владимир Федорович Овчинников, которому сегодня исполняется 80 - "самый-самый". Школу свою он создал в середине 50-х, многие годы это был рассадник вольнодумства и молодых талантов. Естественно, в начале 70-х его уволили, а школу разогнали. Но есть, очевидно, все же на свете вещи(хорошие причем!) неуничтожимые. И школа собралась вновь, и Владимир Федорович вернулся, и мой сын два года назад закончил ее.А еще раньше мои самые лучшие друзья учились у "Овчины", как славно и необидно называют директора некоторые обожающие его выпускники.
Присоединяюсь ко всем, кто поздравил и продолжает поздравлять Владимира Федоровича Овчинникова!
Читайте еще и здесь: http://vitum.livejournal.com/9624.html?view=42392#t42392
Этот пост написал один из авторов замечательной и редкой книги - "Записки о второй школе".Рекомендую и пост, и книгу!
lena

"ДЕНЬ ТАТЬЯНЫ - ВСЕ СТУДЕНТЫ ПЬЯНЫ..."

  "День Татьяны - все студенты пьяны,"- говорила нам с сестрой бабушка, похохатывая и победно глядя вокруг. Религия, вера были напрочь отделены от нашей жизни (во всяком случае во внешних ее проявлениях), и мы твердо знали, что день Татьяны потому так и называется, что у нашей бабушки Тани День рождения. Ах наши бабушки! Что бы с нами было без них! Я не о том, что сидели, нянчились... Вот переводила недавно украинку Марию Матиос о советизации Западной Украины, о принудительной коллективизации, и все бабушку мою вспоминала. И ее семью Стародубовых - мощный клан: крепкий дед, шестеро братьев, свой "выезд", "красные лавки" в Саратове - в один прекрасный (несчастный) день раскулачили и отправили в Сибирь. Дети постарше "дунули"(бабушкино слово!), не дожидаясь оперуполномоченных, в Саратов. Остальных вывезли. Дед от пережитого умер. Умерло еще несколько братьев. Что там было, в далекой Сибири, как они жили - не знаю. Бабушка все больше про поволжское свое детство рассказывала. Вокруг стояли советские времена. И казалось, что они навсегда. Сама я не рассспрашивала. Почему?... А когда в конце восьмидесятых заговорили уже обо всем - бабушки  не было, - не спросишь. Но всегда одновременно с новым откровением о прошедшей "кровавой эпохе" сталинщины - я думала о ней и ее братьях.
 О том, какой веселой она была и мудрой. О том, как елку, например, наряжать учила - крепкие нитки привязывать к самым большим и тяжеловатым стеклянным шарам и шишкам и вешать их на самые высокие ветки. Правда, елок в моем Запорожье не было - были сосны, но все равно - "елка". В последние годы бабушка прятала в сумочке иконку. Мы с сестрой находили и стыдили ее. Бабушка в ответ только  похохатывала в своей неповторимой манере. Научила меня вязать, вышивать, плести кружева (все это я забыла, как делать!).  Пела, уже нянча моего старшего сына, тоже бодрую и победную песенку-считалку:"туру-туру-таракан- где ты зиму зимовал? - по царским городам..." "а что царь делает?, - вступал пискливым голосом сынишка - писулечку пишет..." - и они вместе заливались смехом, и мы - юные студенты-родители  тоже.
Сегодня младший сын пойдет сдавать последний экзамен зимней сессии. Потом - может и закатится куда-нибудь. Бог весть. "День Татьяны - все студенты пьяны".

Бабушка, видишь, я мою в передней пол.
У меня беспорядок,
но в общем довольно чисто.
Глажу белье, постелив одеяльце на стол,
И дети мои читают Оливер-Твиста.

Бабушка, видишь, я разбиваю яйцо,
Не перегрев сковородку, совсем как надо.
В мире, где Хаос дышит сивухой в лицо,
Я надуваю пузырь тишины и уклада.

Бабушка, видишь,
я отгоняю безумье и страх,
Я потери несу, отступаю к самому краю:
Рис еще промываю в семи водах,
А вот гречку уже почти не перебираю.

Бабушка, видишь, я в карауле стою
Над молоком, и мерцает непрочная
сфера…
Вот отобьемся —
приду наконец на могилу твою,
Как к неизвестному воину,
бабушка Вера!
          
       (Марина Бородицкая, 2007г)