lena

Из новых переводов с украинского

 АРЧИБАЛЬД  И  ПАТРИЦИЯ
Евгения Кононенко

Это был самый чёрный день моей жизни. Мы бросали родной дом и становились беженцами. Мы были последними, кто убегал из нашего городка. Мать долго надеялась, что станет лучше, но становилось всё хуже. В соседний восьмиквартирный дом, такой как наш, попала бомба. Брат терпеливо мне объяснял, как сработал  взрывной механизм, но я его не слушала, я думала о другом.
-Полезайте в грузовик, я подброшу вас до станции. В шесть часов будет поезд. Сейчас сажают без билетов. Доедете до мест, где не стреляют, - сказал дядька Нил, член местной самообороны. – Я еду сегодня. Завтра же вам пешком придётся переться на станцию. А может завтра сюда уже придут они.
«Придут они» - это самое страшное. Откладывать наше бегство никак нельзя. То, что мы берём с собой, давно уже собрано. Но… но здесь мы оставляем тех, кого взять не можем, и это самое мучительное. Вот почему этот день – чернейший день моей жизни.
  Мы с матерью и братом, все трое с рюкзаками на плечах, сидим в кузове переполненного разным барахлом грузовика, крепко прижавшись друг к другу. Мы несёмся на станцию. А за грузовиком что есть духу летит наш Арчи. Никогда не представляла себе, что он может так быстро бежать. Он летит не как пёс дворянской породы, а как настоящая гончая. Он не понимает, как это так: все уезжают, а его не взяли.
  Грузовик летит на станцию на хорошей скорости, однако Арчи не отстаёт. Я плачу, я кричу ему:
-Арчи, мы не можем взять тебя с собой! Прости нас! Нас не посадят на поезд с тобой!
И брат на этот раз не говорит мне, что я глупа со своими бабскими слезами. Ведь и он, взрослый парень, тоже может расплакаться. И поэтому он молчит, когда я кричу нашему пёсику:
-Арчи, милый, мы скоро вернёмся! Это всё скоро закончится! Арчи, милый!
А брат молчит и отворачивает голову, чтобы не смотреть на Арчи. У него на руках наша Патриция. Наша пушистая чёрно-бело-рыжая Пати. Но Пати не хочет никуда ехать. Она вырывается и громко мяучет. И брат пытается успокоить нашу пышную красавицу, которую крошечной подарили мне, когда я шла в первый класс.
 Наши Арчи и Пати отчаянно протестуют против того, что происходит сейчас на этом свете. Но никто не обращает внимания на их кото-собачью акцию протеста. Дядька Нил гонит грузовик. Мать громко вычитывает «Отче наш», перекрикивая свист ветра за бортом грузовика. Я плачу и что-то кричу Арчи. Брат борется  и со слезами, и с Пати,  вырывающейся от него что есть мочи. А вдали снова началась стрельба. Но с противоположной стороны нас уже приветствует спасительный гул железнодорожной станции.
 Арчи отстал. Нашему белому синеглазому псу с рыжими ушами не хватило сил. Он очень долго бежал и, обессиленный, больше не смог, стал отставать. Мать перекрестилась, и я поняла, почему: не пускать Арчи в поезд было бы совсем невыносимо. И тут вдруг Пати больно оцарапала брата, он аж вскрикнул от неожиданности, и спрыгнула на повороте с грузовика, тут же исчезнув в придорожных сорняках.  Её пушистый трёхцветный хвост махнул в кустах на прощанье. Брат же стал раздражённо искать влажную салфетку и пластырь, чтобы залепить царапины, которые Пати оставила на его щеке.
 Мы успели на тот поезд, и для нас троих нашлась одна нижняя полка.  Наверху над нами лежала девушка лет восемнадцати с крошечным щенком, который тихо скулил всю дорогу и разрешал себя погладить. Мы с братом периодически поднимались и проделывали это, но у нас не было сил спросить у девушки, как зовут её маленького спутника. Мы ни с кем не могли говорить про Арчи и Пати. Даже с той милой девушкой.
   Без приключений мы добрались до мест, где не стреляют. А перезимовали в большом красивом городе, гораздо лучшем, чем наш посёлок. Нам посчастливилось найти сносное жильё. Мы с братом ходили в школу. Мать нашла временную работу. К нам даже дважды приезжал наш отец в камуфляже, в высоких сапогах. Они с братом вели мужские разговоры про типы взрывчатки и про беспилотники, мы с матерью накрывали на стол.
  А потом нашлась подработка и для нас с братом. Три раза в неделю мы на несколько часов ходили в одну семью, где были кот и собака, которые не могли оставаться в доме одни, когда хозяева уходили на работу. Пока брат гулял с хозяйским ротвейлером, я сидела с гладким велюровым британцем и рассказывала ему про Арчи и Пати. Хозяева были довольны тем, как мы заботимся об их любимцах, а мы заработали немного денег.

 К весне мы вернулись домой. И опять-таки, всё выглядело не так уж и плохо Наш дом не высадили на воздух. В нашей квартире разве что окна выбило. Да, было похоже, что «они» бывали в нашем доме. Но у нас нечего было взять, так что «они» ушли ни с чем.
-Хорошо, что не забрали сантехнику, - сказала мать, - а то у соседей вывинтили. А у нас стоит.
По  нашему посёлку ездил грузовик со стёклами для окон, которые вставляли мгновенно. Это делал тот самый дядька Нил, разъезжавший на том самом грузовике, который отвозил нас тогда на станцию.
Пати мы не нашли. Наверняка её не было в мире живых. Она была домашняя киса, которая не выходила на улицу. То место, где она спрыгнула с грузовика, было слишком далеко от нашего дома… Даже если бы мы оставили её в доме, она вряд ли дождалась бы нас.
 Я стараюсь не думать про последние часы моей пушистой Пати, которая так много ночей спала у меня в ногах. Но я невольно думаю об этом. Мне кажется, что это я сижу в колючем кустарнике у дороги и не понимаю, где моё кресло в гостиной, где моё блюдечко в кухне, где моя лежанка в спальне.
 А наш Арчи выжил. Кто подкармливал его в ту зиму? Возможно, «они» бросали ему свои объедки?
 Но Арчи не простил нас и не вернулся в наш дом. Он стал бродячим псом, который иногда приходил в наш двор, но потом уходил в другой. Он бродит по нашей улице, бродит около школы и серебряного солдата с автоматом, героя давней, теперь уже совсем ирреальной войны. Мать говорит, чтобы мы не подходили к нему. Потому что белый хвост Арчи, которым он всегда так весело приветствовал нас, теперь намертво залип между его задних ног. Так что, по мнению матери, Арчи сбесился. Если покусает – будет плохо.
 Но Арчи сам не подходит к нам. Мы с братом выносим ему еду, ставим в жестянке возле мусорного бака. Если он рядом, то подходит и начинает есть. Но если мы пробуем приблизиться к нему, почему-то убегает, даже не доев.
  Я надеюсь, что он простит нас, хотя это, наверное, невозможно. Невозможно, чтобы Арчи когда-нибудь подбежал ко мне, положил лапы на плечи, как это бывало раньше. А я бы заглянула в его синие глаза, потому что у нашего Арчи глаза синие-синие, правда! И я сяду на траву за домом, а он положит голову мне на колени и расскажет, что он пережил в ту зиму.
 И я пойму твой собачий язык, Арчи!
lastochka

О Запорожье и Толоке

Несколько дней как вернулись из Запорожья. Как же я рада, что в моём родном городе появился полноценный Литературный фестиваль, что проходит он уже несколько лет подряд, и что  в этом году я тоже приняла в нём участие! Добирались непросто. Прямых удобных поездов в Украину из Москвы больше нет. Летели на самолёте. Вернее, на самолётах: с пересадкой в Минске.
Больше пяти лет (да каких!) не была в родном городе, внутренне готовилась к худшему: и город, небось, лежит в полуруинах, и дорогие мне места в запустении, и люди в унынии. Ничего подобного. Вопреки всему Collapse )
Некоторые книги, привезённые в Москву с Толоки:

lena

Интервью украинскому журналу о переводе "Интерната":

Украина прифронтовая



21558570_1529036293810475_2989176689275661937_n

В черновицком издательстве Meridian Czernowitz вышел роман Сергея Жадана «Интернат». Это главный украинский роман о войне на востоке Украины, да и просто – главный украинский роман этого года.Этой осенью выйдет перевод* на русский язык романа, перевела «Интернат» на русский Елена Мариничева. InKyiv задал несколько вопросов переводчику.

Что Вы слышали и знали о книге  и авторе до того, как браться за перевод?

Е.М.:
-С Сергеем Жаданом мы знакомы с 2003-го года..

http://inkyiv.com.ua/2017/10/ukraina-prifrontovaya/

lena

Ещё раз о войне

"СЕРГЕЙ ЖАДАН — знаковая фигура современной украинской культуры: поэт, прозаик, рок-музыкант, организатор литературных фестивалей и медиафорумов, человек, известный своей последовательной гражданской позицией.
Его новый роман "Интернат" — срез жизни прифронтовой Украины. Герои книги — люди, пытающиеся спастись от войны. На ее страницах — бойцы, защищающие свою землю, люди с оружием без опознавательных знаков и многие-многие другие — беженцы, мародеры, проститутки… И, конечно, — боль, страдания, сила духа, обнажающиеся в экстремальных ситуациях человеческой жизни", - так предваряю я на "Кольте" перевод с украинского отрывка из этого романа. Очень хочу, чтоб и отрывок, и сам роман прочитало как можно больше людей в России. В самой Украине и в мире, - уверена - эта книга станет самым читаемым художественным произведением об украинской войне (Боже! столько лет идёт она уже, но как же жутко произносить это словосочетание)

Луна плывет по небу в сторону ночи, оставляя за собой пустоту. Нужно идти, вспоминает Паша, нужно добираться до дома. Пружина остро вжимается в сердце, гонит вперед, напоминает ему о времени, которого становится все меньше.
(дальше здесь:https://www.colta.ru/articles/literature/15841)
lena

Сергей Жадан "Интернат". Из интервью для "Свободы".

Простите, случайно забредшие сюда друзья, что я почти уже не пишу в ЖЖ. Любимая когда-то площадка опустела и умолкла. Просто здесь для меня невозможна жизнь без искренности и открытости. Но так уж случилось, что события последних лет не способствуют ни тому, ни другому. Впрочем, это к делу не относится. А дело у меня таково. Я перевела на русский язык только что вышедший в Украине роман Сергея Жадана "Интернат". Книгу считаю выдающейся. И знаете чем, прежде всего? Её концепцией, авторским ракурсом, авторской силой. К чему же он, автор, всё это  выведет? - думала всё время, пробираясь вместе с главным героем через перипетии войны, беженства, разламывания мирной жизни, бегства от псины-смерти и проч. и проч. Читайте до конца - поймёте и узнаете. Причем - ни малейшего пафоса, ни малейшей фальши. В отличие от невозможной для меня литературы последнего времени (особенно российской), где сюжет и "нерв" в основном  живут вокруг такого: пили, пили герои - и спились окончательно; дохли, дохли они, и совсем  подохли. Либо ещё так, посмелее; давил их режим (сталинский, путинский, ну или ещё какой-либо), давил, и - раздавил. Утрирую, конечно, но примерно - так. Не таков "Интернат" Жадана. Вчера на "Свободе" Игорь Померанцев  поставлил в эфир интервью с Сергеем, говорили о его романе. Там же, на радио прозвучали  и отрывки из романа в моём переводе на русский. Надеюсь, скоро на русском будет доступен ещё один отрывок, побольше, а потом -  и весь роман. Пока же - читайте интервью и слушайте первые отрывки:

https://www.svoboda.org/a/28703219.html

Разрушенная школа, недалеко от Донецка, 2015 год

В Черновцах (издательский проект поэтического фестиваля Meridian Czernowitz) вышел роман Сергея Жадана «Интернат».

«Вокзал выкрашен в жёлтый цвет, но под дождём краска стала тёмной, тяжёлой. Государственные флаги с колонн предусмотрительно сняли: понимают, что армия оставляет город, лучше не раздражать тех, кто сюда зайдёт следом. Возле колонн корзины для мусора, переполненные яркими обёртками и пластиком. Сверху, на пустых бутылках из-под колы, повисло несколько окровавленных бинтов. Кровь тоже яркая. Мусор из корзин давно никто не выбрасывает. Даже голуби вокруг них не толкутся».

lastochka

май-розмай по-московски

Возможно, здесь уже никого нет из моих друзей и френдов ( я вот осталась, хоть больше - на ФБ). Но посмотрите, если кто ещё есть. Фото сделаны только что из московского моего окна. На втором - черёмуха расцветает в вазе на подоконнике,  - вчера в лесу набрала. Аж зябко представить, каково сейчас в лесу кусту, с которого я её сорвала!





lastochka

Новогоднее

Примчались домой после "Щелкунчика". В прошлое новогодье -провели его в консерватории- поняли, что при музыке только и можно встречать новые годы.  А Москва сверкает: такой иллюминации я в жизни, кажется, ещё не видела. При этом весь центр перекрыт, везде рамки и милицейские патрули.
И всё равно -
С Новым годом!
З Новим роком!





lena

"Переводить украинцев? Зачем?"

Появилась видеозапись нашего московского вечера, посвящённого представлению книжки Тани Малярчук "Лав-из" и переводам украинских авторов.




Хочу кое-что добавить к записи.
Во-первых, вот текст прочитанного мною на вечере Обращения Тани Малярчук к российским читателям, присланный ею  по моей просьбе (перевод с украинского):

"Моим российским читателям
Collapse )
lena

Представляем в Москве книгу Тани Малярчук и говорим об украинской литературе

В среду, 30-го, в 19.00 в Культурном центре "Новый мир" (первый этаж исторического здания редакции) представим сборник украинской писательницы Тани Малярчук "Лав-из". Книга издана в России несколько месяцев назад. За это время появилось немало рецензий и стихийно-эмоциональных откликов в социальных сетях.  Приглашаю на вечер и тех, кто прочёл книгу и тех, кому вообще интересна современная украинская литература! Посмотрим друг на друга :)   Поговорим.  Я прочту Танино "Обращение к российским читателям", расскажу о новом Танином романе, только что вышедшем в Украине. На презентацию приедет из Питера Александр Прокопович, издатель "Лав-из" ( "Музей заброшенных секретов" Оксаны Забужко также вышел в его издательстве). Собираюсь почитать кое-что из новейшей сатирической прозы молодых украинских авторов. Обсудим: зачем переводить украинсцев в России сегодня? В общем разговоре примет участие и литературный критик Ольга Балла-Гертман (это с ней мы недавно говорили об украинской литературе http://www.chaskor.ru/article/prochitayut_-_i_stanut_drugimi_40458 ), и иные хорошие и умные люди :)  Расскажу потом, кто именно придёт на вечер, кто что скажет и проч. Помещу здесь полностью и "Обращение" Тани.

адрес: Малый Путинковский переулок 1\2, метро "Чеховская" (это прямо за кинотеатром "Россия") http://novymirjournal.ru/index.php/cultural-enter/387-marinicheva

"Пусть эта книжка будет актом доброй воли, моим подарком "другой" России, которой из украинской перспективы почти не видно, видно поимённо. Расскажи про любовь, книжечка. Любовь во время войны" (Таня Малярчук)





lena

О Форуме, о Львове, о ...

Во Львове после Москвы чувствуешь себя очень легко. Поначалу непонятно, почему именно. Потому что тепло? Потому что в гостях? Потому что можно попрактиковаться в любимом украинском? И то, и другое, и третье. Но главное - в другом. После начала войны с Украиной мы в Москве живём будто присыпанные то ли пеплом, то ли театральной пудрой.Collapse )


Львовский Форум. Первый день.