?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Таня Малярчук. Ворон.(окончание) - Елена Мариничева
emarinicheva
emarinicheva
Таня Малярчук. Ворон.(окончание)

- Знаешь, кто умер? Боря-географик.

 

 Антонина Васильевна молчит.

- Помнишь его?

- Нет.

- Как не помнишь?! Должна помнить! Он за тобой не один год бегал.

- Никто за мной не бегал.

- Еще как бегал. Вся школа про вас сплетничала. Ну признайся, Антонина, у тебя что-то с ним было?

 - Я не знаю, о ком ты говоришь, Надежда.

 - Ну такой невысокий, не очень опрятный. Географию преподавал. Губастый такой.

 - Пей чай, Надежда.

 - Пусть остынет.

 Надя внимательно наблюдает за Антониной Васильевной. У Антонины Васильевны чуть заметно дрожат руки.

 - Странная смерть, - осторожно продолжает Надя. – Женат не был. Плохих привычек не имел. Просто умер.

 - Такое тоже иногда случается.

 Надя поднимается с кресла. Воинственно расправляет плечи.

 - Вот зачем ты  себя так ведешь, Антонина?!

 - Как?

 - Ты прекрасно помнишь географика, только делаешь вид, что не помнишь.

 - Зачем бы мне это?

 - Вот и я думаю, зачем?! Корчишь из себя принцессу! всю жизнь корчишь из себя принцессу.

 - Надежда, это неправда.

 - Правда! Помнить какого-то Борю-географика для тебя слишком унизительно, да?

 - Что ты мелешь, Надежда?!

 Антонина Васильевна тоже поднимается.

 Так они и стоят друг напротив друга: секретарь Бога на земле и злостный неплательщик  налогов Господу.

  - Так всегда было, - цедит сквозь вставные зубы Надя, - Ты – принцесса-литераторша, гордячка, а я всего лишь массовик-затейник. Но теперь ситуация изменилась, Антонина. Время нас уравняло. Мы теперь ровни друг другу, Антонина! Мы теперь знаешь кто? Я тебе скажу. Пенсионерши.

 Ни один нерв не дрогнул на бледном лице Антонины Васильевны.

 - Ты права, Надежда, - наконец произносит она, - я помню Борю. Я соврала, что не помню. Мне было стыдно.

Надя всплеснула ладонями:

 - Да что ж стыдного?! Лучшей подруге признаться стыдно???

 - Много лет прошло.

 - Признавайся, - сладко тарахтит Надя, - Что у вас было?

 - Роман был.

 - О!!! Та мы ж все догадывались. Но ты так надменно себя с ним вела на людях, что мы не были  уверены на сто процентов. И как долго?

 - Не знаю. Год. Может, больше.

 - О!!! И почему вы не поженились, Антонина?

 Антонина Васильевна отворачивается к окну.

 - Он не захотел, - говорит.

 - Быть такого не может! Боря был влюблен в тебя по уши.

 - Любовь проходит.

 Надя быстренько составляет в уме сплетни и факты и наконец сочувственно вздыхает.

 - Бедная. И что же ты, все носила в себе? Не поделилась своим горем...

 Антонина Васильевна открывает окно и крошит овсяное печенье на подоконник.

 Две вороны мгновенно подлетают и подбирают крошки.

  - Антонина! Ты кормишь ворон?!

  - Ну и что?

  - Впервые такое вижу.

  - Это ручные вороны. Мои друзья, - Антонина Васильевна вымучивает  улыбку. – И вообще, я не знаю, то ли это вороны, то ли галки, то ли грачи...

 - Ты будь с воронами осторожна, Антонина, - Надя надевает пальто. Ее миссия на сегодня окончена. – Недавно по телевизору передавали, что вороны в городах стали какими-то агрессивными. Целыми бандами нападают на голубей и даже на бездомных псов. Того и гляди – скоро до людей доберутся. Они мне никогда не нравились.

                                     ***

 

 Это смешно, думает Антонина Васильевна, это так смешно, что даже больно.

  Но все же.

 Она заходит в обувной магазин "Все по 50 гривен". Магазин переполнен. Антонина Васильевна медленно осматривает полки с женскими сапогами.Все они почти что ничем не отличаются друг от друга. Все черного цвета.

  Этот магазин надо было назвать "Все по-черному", думает Антонина Васильевна.

... Она примеряет одну пару, потом вторую, потом третью.

 - Эти тесноваты, - говорит она девушке-продавщице. – А у этих очень острые носы. Боюсь ими кого-нибудь заколоть. А эти, третьи, просто ужасны. Мне нужны с мягкой подошвой.

 - А, я понимаю, - говорит девушка, - чтоб мозоли не натирали?

 - Чтоб было удобно танцевать.

 Смешно, аж больно, думает Антонина Васильевна.

                        ***

 

 Он танцует – Антонина Васильевна сидит на табуретке в углу и наблюдает.

 Затем вдруг встает и говорит:

 - Я купила себе новые сапоги. В пятницу снова иду на дискотеку.

  - Ни один мужчина не устоит теперь против ваших чар, - весело отвечает Виктор.

  - Ни один. Я буду танцевать.

  - Но ведь вы не умеете.

  - А вы меня научите.

  - Боюсь, что до пятницы мы не успеем.

 - Я быстро учусь.

 

 - Почему вы танцуете один, Виктор? Я всегда думала, что для танца нужны двое.

 - У меня была партнерша. Ее звали Лиля. Месяц назад мы разошлись.

 - Почему?

 - Поссорились.

 - А! Понимаю. Дела сердечные.

  - Нет. Я не путаю танцы с любовью. Лиля во время тренировок не пользовалась антиперспирантами. Меня это бесило... Антонина Васильевна, вы все хотите делать сами. Это неправильно. Вы совсем не используете меня, когда танцуете.

 - Я вам не доверяю.

 - Напрасно.

 - Разве?

 

  - Сколько книжек вы прочитали?

  - Не знаю. Не считал.

  - Тогда так: какую последнюю книжку вы прочли?

  - "Гарри Поттер".

  - Ну и как? Понравилось?

  - Да.

  "Он еще ребенок", - думает Антонина Васильевна.

 

  - У меня дежавю! Я это уже видел. Вас здесь. Что мы танцуем.

  - Вот и хорошо.

 - Откуда это?!

   - Ну, у меня есть своя теория... Я думаю, что все это нам снилось. И иногда мы вспоминаем свои сны.

   - Я тоже так думаю! Но тогда выходит, что мы сначала видим свою жизнь во сне, а уж потом все это проживаем.

  - Именно так и выходит.

  - Тупо как-то.

 

 - А в школе вы что читали?

 - Ну... Читал. Что-то.

 - "Мадам Бовари" Флобера читали?

 - Нет.

 - А Достоевского?

 - Того, что Фёдор?

  - Того, что "Братья Карамазовы", "Бесы".

 - Нет. Не читал.

 - А Франца Кафку?

 - Не читал. Это ужасно, да?

 - Но вы хотя бы слышали про Кафку.. Знаете, кто это?

 - Никогда не слышал.

 - У вас была плохая учительница литературы.

 

 - Антонина Васильевна, с какого глаза?

 - Что?

 - У вас ресничка упала. С какого глаза?

 - Виктор, я вас не понимаю.

 - Игра такая есть. Вы не знаете? У вас падает ресничка. Если вы угадываете, с какого глаза, то берете ресничку, загадываете желание и кладете ее себе за пазуху. Желание должно исполниться.

 - Вон оно что. Да, я знаю такую... игру. С левого глаза.

 - Угадали.Загадывайте желание.

 " Ребенок", - думает Антонина Васильевна и загадывает желание.

 

 - Как поживают наши вороны? Продолжают наблюдать?

 - Собственно говоря, я не уверена, что это вороны. Может быть галки, или грачи... Но –да. Продолжают смотреть на меня.

 - У вас, Антонина  Васильевна, наверняка есть насчет них своя теория.

 - Есть. Я думаю, что вороны мне завидуют.

 - Почему бы это?

 - Потому что я одна, а они всегда вдвоем.

                                 ***

 

 Уже третьи сутки, думает Антонина Васильевна, лежа в кровати. Мне нужно немного поспать.

 Поворачивается на правый бок. Слышит, как  бухает сердце. Считает удары. На стодвадцатом ложится на спину.

 - Неужели я чего-то жду? – спрашивает она  себя.

 Жучка тихонько скулит в ногах.

 

С самого утра она начинает одеваться, долго смотрится в зеркало, подводит губы, слегка душится  - духи были привезены лет десять тому назад из Польши. Надевает новые сапоги.

  - Антонина Васильевна, я вас прямо не узнаю, - говорит ей дворничиха Люся, втаскивая с улицы выброшенный кем-то старый холодильник. – Вы так похорошели.

 - Не выдумывайте, Люся, куда уж мне еще хорошеть?

 - Но вы ведь совсем еще не старая, Антонина Васильевна!

  Она заходит в квартиру на нижнем этаже. Оттуда доносится какая-то необычная для бальных танцев музыка. Такую музыку Антонина Васильевна называет "упц-упц-упц".

  Посреди комнаты скачут три молодые девушки в куцых маечках и в широченных спортивных штанах. Заметив Антонину Васильевну, останавливаются и удивленно переглядываются между собой.

 - Добрый день, - неуверенно говорит Антонина Васильевна, - вы, наверное, его напарницы?

 - Что?

 - Я ... к Виктору. Его здесь нет?

 - К кому?

 Симпатичная блондинка, по-видимому, старшая из девочек, выступает вперед.

 - Здесь нет никакого Виктора. Вы ошиблись.

 - Но он был здесь еще три дня назад, в пятницу.

 - Мы не знаем, кто здесь был в пятницу. Сегодня у нас первый день аренды.

  Антонина Васильевна  пока ничего не понимает, но чувствует, как  у нее начинают дрожать колени.

 - Что значит "первый день"?

 "Первый день... последний день...".

 - Послушайте, как вас там, мы не обязаны перед вами отчитываться! Здесь нет никакого Виктора. До свиданья.

 Антонина Васильевна вскипает.

 - Девонька! Тебя кто-нибудь когда-нибудь учил элементарной культуре поведения?! Насколько мне известно, к старшим нужно обращаться с уважением.

 - Приперлись сюда и меня  грузите?! Что вам нужно?!

 Лицо Антонины Васильевны становится белее мела, а голос – убийственно спокойным.

 - Я из квартиры этажом выше. Мне мешает ваша музыка. Прошу впредь ее не включать.

 Все три девушки принимают боевую стойку. Теперь они похожи на молодых петухов.

 - Я  прошу вас,  девочки, не нужно скандалить, - говорит Антонина Васильевна, уже без сил направляясь к выходу. – У меня нет времени спорить и что-либо вам доказывать. Еще раз услышу музыку – вызову милицию.

 

 5.

 

 - Антонина Васильевна! Что вы делаете?! Вы переезжаете? – дворничиха Люся как раз подметает асфальтовую дорожку перед подъездом.

 - Нет. Я выбрасываю книжки.

 Антонина Васильевна носит перевязанные бечевкой стопки книг из лифта в подъезд, а затем – к мусорным  контейнерам.

 - Зачем вы это?

 - Знаете, Люся, они мне уже не нужны.

 Дворничиха Люся бросает свою метлу и помогает Антонине Васильевне.

 - Это так странно, Антонина Васильевна. Вы же учительница, да?

 - Была когда-то.

 - И чтоб книжки выбрасывать...?

 - Я их все прочитала и перечитала много раз. Больше ничего нового эти книжки мне сказать не могут.

 - Их можно продать, -размышляет дворничиха Люся. – Заработаете немного денег. Чего так просто выбрасывать?

- Хотите – продавайте. Я этим заниматься не буду.

- Да тут уймища книг, - говорит сама себе дворничиха Люся. – Целое состояние...

 Антонина Васильевна относит последнюю связку  к контейнеру и собирается возвращаться домой. Последний раз смотрит на кучу книг.

 Да, я буду жалеть, думает, но не сегодня.

- Люся, хочу кое о чем вас попросить.

- Конечно-конечно, Антонина Васильевна, - Люся роется в книжках то ли для того, чтобы оценить товар, то ли затем, чтоб найти хоть одно знакомое название.

 - Помогите мне похоронить Жучку.

 - Что?

 - Мою собачку. Она умерла.

 - О, мне очень жаль, Антонина Васильевна. Вы, наверное, очень ее любили.

 - Она была очень стара.

 - Да, старость не радость, - говорит почему-то Люся. – как вы хотите похоронить собачку? Можно положить ее в пакет и просто выбросить в мусорный бак. А можно закопать где-нибудь в парке за домом.

 - Лучше, наверное, закопать.

 - Ну, тогда я вечерком к вам зайду. Лучше закапывать вечерком. Чтоб люди потом не болтали. Похороним честь честью. Церемониально.

 - Спасибо, Люся.

 Антонина Васильевна заходит в подъезд и ей кажется, что собственное ее тело стало вдвое легче.

 

 6.

 

 В переходе на станции "Театральная" дискотека в самом разгаре.

 Антонина Васильевна стоит рядом с разряженными тетками.

 - Вот это я понимаю, Антонина, - говорит Надя, - оделась как полагается. Сегодня ты королева. Прикупила себе новые сапоги?

- Прикупила.

- Ха-рошие. Сколько отдала?

- Пятьдесят гривен.

 - А и не скажешь, что так дешево. Ле-гантные.

 Надя кого-то ищет взглядом в толпе. Константина Константиновича сегодня нет.

 - Что нового, Надежда? – спрашивает Антонина Васильевна.

 - Да знаешь, Антонина, нечего даже рассказать. Все живы-здоровы. Пока что.

 Два престарелых дедка вдохновенно играют на потрепанных боянах ностальгические мелодии своей молодости.

 Медленный вальс, думает Антонина Васильевна, и нервно приглаживает воротник своего бордового демисизонного пальто "джерси".

 - Разрешите пригласить вас на вальс, - вдруг слышит она совсем рядом знакомый голос. Резко поворачивается. Видит Виктора.

 - Виктор? Что вы здесь делаете?

 - Пришел с вами потанцевать, Антонина Васильевна.

  Разговоры вокруг стихли.Изумленная публика  наблюдает за ними. Кто-то шепчет:

  - Кто это, Вера? Надежда, ты знаешь, кто это?

  - Не имею понятия.

 Виктор выводит Антонину Васильевну на середину импровизированной танцевальной площадки.

 - Вы готовы, Антонина Васильевна?

 - Готова.

 Начинают танцевать, а несколько десятков пар глаз неотрывно смотрят на них.

 - Ты глянь, как она танцует, - шепчет Надя соседке, - никогда бы даже не подумала, что она так умеет.

- Но кто это, Надежда? С кем она танцует?

- Понятия не имею, - и Надя в отчаянии закусывает нижнюю губу.

 

 - Хорошо выглядите, Антонина Васильевна.

 - Вы тоже, Виктор.

 - Я исчез, не попрощавшись. Вы, наверное, обиделись на меня.

 - Не оправдывайтесь. Вы мне ничего не должны. И прощаться не были обязаны.

 - Я встал в пару с новой партнершей. Теперь тренируюсь в другом месте. На Липках. Там большой зал. Если хотите, можете приходить туда.

 - Ну что вы, Виктор, нет.

- Жаль.

 

 - Ну и как ваша новая партнерша? Пользуется дезодорантом?

 - Да, вообще она ничего, нормальная, но ужасно глупая. Настоящая блондинка, знаете ли.

 - Чтоб танцевать, много ума не надо.

 - Вы, помню, когда-то говорили иначе. Говорили, что танец – это  язык не тела, а язык души.

 - Ну, Виктор, я преувеличивала. Неизвестно, есть ли эта душа вообще.

 - Я прочитал Флобера и Достоевского.

 - Даже так? Ну и что, понравилось?

 - Понравилось. На очереди Франц Кафка.

 - Кафку я разрешаю вам не читать. Боюсь он негативно повлияет на ваше чувство ритма.

 

 Надя бьет себя ладонью по лбу:

 - Ясно! Это ее бывший ученик!

 - Точно. Бывший ученик. Кто же еще это может быть?

 

 - Виктор, я хотела вам кое в чем признаться.

 - Будьте осторожны, Антонина Васильевна,- он лукаво прищуривается.

 - Помните, вы спросили меня, почему я одна. Я вам тогда соврала.

 - Я в этом не сомневался.

 - Не знаю, поймете ли вы. Я просто... я не смогла принять обыкновенную, земную любовь. Слишком романтична была для этого.

 

  Вальс кончился. Виктор подводит Антонину Васильевну к стоящим кучкой женщинам.

 - Антонина, познакомь нас со своим кавалером! – щебечет Надя. – Это, как мы поняли, твой бывший ученик, да?

  Антонина Васильевна улыбается.

 - Нет, Надежда. Это не мой ученик. Познакомься. Это Виктор.

 

Tags: , ,

22 comments or Leave a comment
Comments
atanoissapa From: atanoissapa Date: October 20th, 2009 10:29 am (UTC) (Link)
Отличная книга!
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 10:35 am (UTC) (Link)
Уже прочитали? Да...есть что-то в ней новое и не совсем обычное для "сучукрлита". Не пойму пока, что именно.
titka_vitka From: titka_vitka Date: October 20th, 2009 10:39 am (UTC) (Link)

Не пойму пока, что именно

Думаю, - справжність:)
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 11:06 am (UTC) (Link)

Re: Не пойму пока, что именно

То есть? Ведь это "сказки" -нечто невозможное в реальности. Ну хоть этот рассказ взять. Допустим, до поры до времени все довольно возможно. Кроме последней сцены. Никакой Виктор, конечно же, не придет - он ведь даже не знает, куда (вот почему и рассказ называется - "ВОРОН" - вот здесь, в этом, последнем эпизоде пространство искривляется, открывая четвертое измерение, в котором только и может случиться что-либо подобное). Если бы я не знала, сколько лет Тане, ни за что бы не поверила, что все это, включая переживания пожилой героини рассказа, может написать такой юный человек.
atanoissapa From: atanoissapa Date: October 20th, 2009 11:21 am (UTC) (Link)
Да, прочитала где-то неделю назад. Она отличается отсутствием выпендрежа какого-то. Ну и местами сюром. Неожиданные местами повороты, которых ну никак не ожидаешь.
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 11:34 am (UTC) (Link)
Абсолютно согласна про отсутствие "выпендрежа". Слышала, что в аннотации к книжке говорится что-то о средневековой традиции. Мне кажется, это ерунда. Если и традиция - то внимания и сочувствие к обыкновенному, ничем не примечательному человеку, которого начинаешь любить и понимать как себя самое... Ну что ей вроде какая-то тетеха, училка - и матом она не ругается, и не "крутая", и фантазий эротических нет, и даже "чернухой" не разживешься, даже романтические переживания - так, пунктиром,не на первом плане совсем ...Ну совсем не за что, вроде, "бедному" автору зацепиться. А читаешь - не оторваться...У Вас тоже так было с этой книжкой?
atanoissapa From: atanoissapa Date: October 20th, 2009 11:51 am (UTC) (Link)
Да, именно такие ощущения. И герои у нее не "радикальные", а среднестатистические, очень реалистичные. Да и прописаны образы прекрасно - прямо видишь перед собой этих людей, как живых.
По этой книге можно серию краткометражек снять, здорово бы получилось.
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 11:55 am (UTC) (Link)
Cогласна. Думаю, рано или поздно, так оно и случится :)
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 03:41 pm (UTC) (Link)
должна, безусловно, оговориться, что не претендую на достаточно глубокое знание этого интереснейшего феномена "сучукрлит".И все же - что-то новое вижу я для себя в этой книге Тани.
alicebrown From: alicebrown Date: October 20th, 2009 10:38 am (UTC) (Link)
Уже готова к печати?
:)
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 11:08 am (UTC) (Link)
Прочитайте рассказ на досуге! Мне очень интересно Ваше мнение и о его языке и о содержании.
(Deleted comment)
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 11:37 am (UTC) (Link)
Воз здесь, как минимум, одна "блоха" точно поймана! Конечно, "сопоставляет"! Спасибо!
furlus From: furlus Date: October 20th, 2009 12:06 pm (UTC) (Link)
Рассказ замечательный. Спасибо за перевод.
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 20th, 2009 12:30 pm (UTC) (Link)
О! Ваша похвала - дорогого стоит :))))
P.S. Я тут примериваюсь к выступлению Полухина в театре Сац (и от вас недалеко, и от нас - рядом. Да и артист - замечательный.)Если надумаем - позвоню. Вот оно и вот...(стопка стибренных из издательства неких обещанных книг - вот она, перед глазами :))
furlus From: furlus Date: October 20th, 2009 12:41 pm (UTC) (Link)
Спасибо!
From: (Anonymous) Date: October 21st, 2009 08:39 pm (UTC) (Link)
Любопытно, как у нее переплетаются две темы. -
1. влюбленность немолодой женщины и молодого мужчины (и даже некоторая ее власть над ним). В литературе это часто имеет мистический оттенок, не слишком избиттый пример - одна из побочных линий в "Сатанинских стихах" Рушди.
2. Влюбленность учительницы и ученика - как правило, это отличный материал для попсы, вплоть до порнографии.

И вот публика (в рассказе) по инерции и вопреки очевидности подсознательно предполагает именно этот вариант, 2. А им (и нам) говорят - "нет, ребята, тут 1, но из-за встроенной пошлости своего мышления вы как всегда ничего не поняли".

Олег Д.
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 21st, 2009 08:52 pm (UTC) (Link)
Хорошо ты, Олег, все прочитываешь. Как-то все интереснее с таким прочтением...:)Но...не был Ворон-Виктор влюблен (даже странно такое предположить, по-моему). Так...вынужденная "дружба". Хотя твои замечания о теме "учительница-ученик" ужасно интересны, ну и эти подпункты (1 и 2) - тоже. А вообще я жалею, что выложила этот рассказ в сеть. Не для ЖЖ-формата он. Неуместен здесь.
From: (Anonymous) Date: October 21st, 2009 09:00 pm (UTC) (Link)
Ты знаешь, я внимательно прочитал и рассказ и замечания, которые тебе тут набросали, и хочу тебе сказать, что хороший рассказ везде уместен, тем более в твоем наполовину литературном журнале. В отличие, кстати, от корректорских правок, о которых тут писали ("Стогаров" и "Сорри-Грегори").

Олег Д.
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 21st, 2009 09:08 pm (UTC) (Link)
Спасибо, дружок. Но я сама бросила клич: принимаю, мол, замечания. Думала, правда, что будет что-нибудь по существу и от тех, кто знает украинский текст... Ничего. Взгрустнулось немного почему-то сейчас...И это тоже - ничего.
"Куплю себе черную шляпу,
И буду петь по ночам псалом,
И заведу я себе собаку,
Ни-че-го...как-нибудь проживем" :)) - это, кажется, из одного рассказа Бунина.
mama_ricamo From: mama_ricamo Date: October 25th, 2009 05:56 am (UTC) (Link)
Спасибо! Затронуло душу. Старость - это не страшно. Это время раздумий, не всегда приятных. И уроки жизни никогда не поздно учить. Спасибо!
emarinicheva From: emarinicheva Date: October 25th, 2009 07:00 am (UTC) (Link)
Комментарий раскрыла.Извините, что приходится прибегать к таким мерам - некоторое время назад на мой блог был набег ботов. Френжу. А значит Ваши коменты будут вседа и сразу видны.
mama_ricamo From: mama_ricamo Date: October 25th, 2009 07:47 am (UTC) (Link)
Спасибо! С интересом буду читать вас и ваших друзей.
22 comments or Leave a comment